Статьи

Интервью Александра Валентиновича Белоглазова. Часть 4

Интервью Александра Валентиновича Белоглазова. Часть 4

Здравствуйте, друзья-читатели Skycenter! Сегодня мы публикуем крайнюю часть интервью, которое дал нам один из самых заметных и известных корифеев советского и российского парашютизма — Александр Валентинович Белоглазов.

Александр Валентинович, и снова здравствуйте. С вашего позволения, сразу начну с того же места, где мы остановились в прошлый раз: остались личные вопросы от меня и от других парашютистов. С высоты своего жизненного опыта что вы можете посоветовать молодому групповику «за свое бабло», то есть не члену спонсорской команды, а человеку, прыгающему за собственную зарплату, но при этом не желающему ограничиваться фан-джампом, а ставящему перед собой некий результат?

Если ответить прямо – за «свои»? У нас? В сегодняшнее время? Трудновато, если выразиться культурным языком… на «солдатском юморе» это звучит несколько иначе. Применительно к частностям, и с привязкой к домашней DZ (Пущино), однозначно могу посоветовать попрыгать с Сашей Тычинским. Изначально, насколько я знаю, он набирал на свои мероприятия более-менее опытных людей для прыжков 16-way, но я полагаю, что и «молодым» нужно «насесть» на него, чтобы он организовывал прыжки и мини-сборы для начинающих – не только по групповой, в четверках, восьмерках и 16-way, но и в формациях. Плюс к тому пауза с УТС и ТС к грядущему рекорду уже преодолена, и мы будем организовывать свои сборы и дальше. Опять же, разумеется, дисциплину для себя предпочтительно выбрать одну, но по возможности нужно заниматься и чем-то другим для собственного общего развития. Если уткнуться во что-то одно – развитие спортсмена становится однобоким, и темпы прогресса, темпы совершенствования навыков, существенно замедляются. Думаю, для начала, если вы ориентированы на результат – вам нужно собрать команду единомышленников, начав, к примеру, с четверки или шестерки. Но это – не простая задача!

На прошлогоднем чемпионате России по групповой акробатике сложилась такая ситуация, что все верхние строчки в турнирных таблицах среди двоек и четверок уже довольно продолжительное время практически не меняются – то есть там прочно обосновались одни и те же люди: либо спонсорские команды, либо ведомственные спортсмены, которые, например, летом имеют возможность прыгать по 80 прыжков в месяц. Что делать в такой ситуации? Смириться с тем, что «за свои деньги» человек из среднего класса никогда не поднимется на пьедестал? «Забить»?

Нет. Ни за что и никогда «забивать» нельзя! Сложная ситуация у спортсменов – это следствие нашего неорганизованного нового общества. Люди поставлены в разные и трудные условия, а спорт требует жесткого естественного (или неестественного, в данном случае) отбора… Не хотелось бы продолжать, но Вы понимаете, я о чем. Нужно попробовать найти возможности тренироваться. Если есть желание – то, повторюсь, нужно создать команду единомышленников под началом опытного тренера – того же Владимира Останина, Александра Тычинского, к примеру – и планомерно добиваться результата.

От меня еще лично вопрос по дисциплинам. Есть у нас на официальном уровне четверки и восьмерки, которые выступают на международных чемпионатах. А есть еще двойки и шестерки, которые как-то прижились только на территории бывшего СССР. Многие из «перцев» считают эти виды полу-«фаном», и утверждают, что, к примеру, звание мастера спорта в двойках давать нельзя, а надо ограничить «двоечников» максимум кандидатским уровнем. Что думаете на эту тему?

Всё достойно и всё имеет право на жизнь. Нужно лишь правильно это организовать, создать гармоничные и справедливые правила игры для тех же двоек и шестерок. Мое мнение – сейчас для групповых двоек правила игры не созданы и не проработаны. Например, прыгает обеспеченный человек, «спонсор», в паре с профессионалом, многократным чемпионом. Первый получает удовольствие и спортивные звания, а второй отрабатывает деньги на привычном уровне. Понятно, что эта пара на свою строчку в турнирной таблице никого не пропустит. Нужны адекватные правила и соответствующее разделение классов, чтобы возможность соревноваться между собой имели не только «перцы», но и неофиты скайдайва, которым тоже нужно дать возможность бороться за достижения.

Я полагаю, что нужно именно разделение классов на соревнованиях. Причем, бесхитростное разделение – отдельный зачет для спонсорских команд, и отдельный для энтузиастов или не спонсорских команд («из своего кармана») – вряд ли это сработает. Нужно сесть и подумать, как совместно с Федерацией парашютного спорта внести изменения в соревновательные правила до такого вида, который бы дал возможность участвовать максимально всем желающим и удовлетворил спортивные амбиции всех. Почему нельзя присваивать звание Мастера спорта в дисциплине-двойке? Можно и нужно. Человек поставлен в некие технические условия – он следует этим условиям, выполняет нормативы, почему нет? ФПС РФ на сегодня немного реорганизовалась и уже занимается этим вопросом – думаю, что это принесет результат. Ведь проблема в организации команд с большим количеством участников сейчас, как никогда, актуальна – мы переживаем не лучшие времена. Чем больше людей в команде – тем сложнее ее организовать, тем сложнее собрать ее, содержать и сохранить. Гражданские люди не принадлежат одному ведомству, у каждого из них своя личная жизнь. Условия нужно создавать такие, чтобы человек имел возможность прыгать то, что он может и что хочет – и чтобы у него была возможность добиваться успеха именно в выбранной дисциплине. Пусть живёт вся групповая акробатика – двойки, четверки, шестерки, восьмерки, 10-ки, 16-way и т.д… Нужны лишь четкие и понятные условия соревнований для каждой дисциплины.

Начнем с методики систематизации достижений: наша система спортивных разрядов и званий против зарубежной, где признаком мастерства считаются занятые места на соревнованиях и чемпионатах. На ваш взгляд, что из этого разумнее, или же обе системы имеют право на существование?

Обе системы достойны существования. За рубежом, кстати, есть не только соревновательные результаты и чемпионские титулы. Есть «золотые крылья», «серебряные», «бриллиантовые», количество «камешков» за фрифолл – персональные знаки отличия за время, проведенное в свободном падении, за иные личные результаты. Наша система со спортивными разрядами и званиями меня устраивает. Самое главное в ней – есть целая «лесенка» из многих ступеней, по которым спортсмен может развиваться и подниматься. Каждая из этих ступеней – некая утвержденная цель и четкое понимание, как ее достичь. А если есть стимул, цель – то будет и результат. Это мотивирует каждого спортсмена на результат и на перспективу занятий спортом вообще. Так что нашу, советскую, систему я считаю очень уместной и продуманной. Есть разряды, есть спортивные звания, есть заслуженные и почётные звания, человеку всегда есть к чему стремиться – и это здорово. Это дает результат и формирует общество. В армии – это звания, в рабочих профессиях – разряды и т. д., то бишь есть главное – стимул!

Ну и тогда не могу не задать вопрос, который уже всем набил оскомину и на тему которого не высказался только ленивый: «классика против АФФ», вторая программа против западной системы обучения. Есть у вас какое-то однозначное мнение по этому вопросу?

Однозначного мнения по этому вопросу у меня нет, так как я не принимал участия в составлении этой методики – я имею в виду отечественную адаптацию АФФ для преподавания у нас – ее в начале девяностых отрабатывали Горбунов, Жиров и Латашов. Но АФФ с каждым годом меняется, дополняется и совершенствуется. Ее дорабатывают очень опытные люди, которые знают, что делают. А классическая программа неизбежно устаревает, ее надо с некой периодичностью – пусть даже не каждый год, а хотя бы раз в два года – менять, дополнять; модернизировать, одним словом. Потому что та программа, которую утвердили в конце восьмидесятых или в начале девяностых, и которая дожила до наших дней без изменений – она, безусловно, устарела.

А в какую сторону, скажем так, по вашему мнению, ее надо менять?

Ну человечество и спорт развивается, плюс с каждым годом появляется все больше и больше технических приспособлений, облегчающих обучение и повышающих безопасность прыжков. У нас есть аэродинамические трубы, есть страхующие приборы, есть пищалки и цифровые высотники, есть новые методики – и любая система обучения, в том числе «вторая программа», не должна стоять на месте. Надо упрощать и конкретизировать преподавание. На той же «второй программе» на обучение уходит значительно больше времени и больше прыжков – даже если не брать в расчет «веревку» (прыжки с принудительным раскрытием), а считать именно прыжки на свободное падение. Потому что нет техники, нет высоты, нет инструктора рядом, который может непосредственно руку или ногу студенту «поставить» в нужное положение – а мышечная память-то работает, тело быстрее «запоминает», что и как нужно делать, по сравнению с тем, когда студенту на земле рассказывают про нужные движения и дают теоретические знания, а он потом за 15-20 секунд падения с «дубом» за плечами должен это повторить в небе.

А как от этого уйти? Каким-то образом «скрестить» программы подготовки?

По-хорошему, надо сесть и подумать, взять эту программу и прошерстить всю, найти главные ключевые моменты, оставить их, а остальное кардинально модернизировать. Я повторюсь, что есть другие технические возможности для обучения, а не только та «замороженная» «программа», которая существует уже третий десяток лет в неизменном виде. Насколько я вижу в большинстве региональных клубов – эту программу как в конце восьмидесятых проработали, так она с тех пор и не менялась, да и парашютная техника, в принципе, осталась той же.

В этом отношении, например, мне очень понравилось в Ватулино – они живут в ногу со временем, у них всё как-то попроще, но в то же время и безопасности уделяется должное внимание. А все остальные на них смотрят, как на «выскочек» – они как бельмо на глазу, это уже традиционное отношение к инноваторам; в свое время (в середине девяностых) также относились к «горбуновскому Волосово», которое затем переехало в Ступино и Пущино. А программу, разумеется, нужно видоизменить – не может она столько лет оставаться в стагнации. Да и само человечество меняется, прогрессирует, мозги у людей по-другому работают, всё совершенствуется. Я думаю, что «программу» просто никто не хочет ворошить – руководство клубов уже привыкло к ней, поставило на рельсы и не хочет трогать: люди прыгают, обучаются, «ну и ладно» – пусть, мол, так и продолжается. Хотя, если садиться и считать – среднестатистическая «программа», если не перескакивать с одного на другое и проходить ее всю – не сильно-то и дешевле выходит, чем АФФ. Только на программе это же количество денег надо отдать за большее время – АФФ, разумеется, тоже можно прыгать «не спеша», но для эффективного освоения навыков лучше все-таки больших перерывов не делать. Получается, надо вложить сопоставимую сумму, но за меньший период. Но программа всё-таки очень растянутая – и по времени, и по прыжкам.

А про парашютную технику что скажете? «Апологеты» классической системы всегда прибегают к тому аргументу, что круглая техника безопаснее, шанс сделать ошибку меньше, а сразу сажать студента на «крыло» опасно – что вы на эту тему думаете?

Нет, вот тут я считаю однозначно, что от круглых парашютов при обучении начинающих надо уходить. Круглые купола (кроме армейского применения) еще могут пожить как своего рода аттракцион, то есть как разовые прыжки после недолгого инструктажа – для тех, кто не может позволить себе тандем или, по каким-то идейным соображениям. хочет быть «как настоящий десантник». Да и от этого, по сути, надо уходить. Лично мой инструкторский опыт – где бы я ни проводил сборы, везде своих подопечных – офицеров, командиров, да и всех, кто имеет отношение к парашютным службам – после буквально десятиминутной подготовки я сажал сразу на «крыло». Он, образно говоря, «выпал» из самолета – и сразу же начинает работать с планирующим парашютом. Без разницы – первый это прыжок у человека, или нет – обучать надо тому, что потом пригодится, с чем человек будет реально иметь дело. А круглый купол как этап обучения, уже, наверное, ни к чему. Даже первые прыжки, предшествующие прохождению обучения, лучше выполнять с современной техникой. Попробовал прыжок в тандеме, ощутил свободное падение, понравилось – пошел на обучение; не понравилось, не зацепило – записал себе в жизненную тетрадочку прыжок с парашютом, и все. А для чего нам что-то делать с круглым парашютом, если он тебе больше никогда не пригодится?

Многие говорят – «это опыт, мы попробуем всё возможное» – а где это потом применять-то?

Вот я об этом и говорю. Почему применялся круглый купол? Потому что у нас не было аэродинамических труб, не было возможности гарантированно научить человека стабильно падать и безопасно вводить в действие парашют. А сейчас есть труба, и там можно все отработать. Парашют – это техническое средство доставки человека с воздуха на землю, и обучаться надо на том, с чем дальше собираешься прыгать. Зачем мне, если я собираюсь ездить на легковой машине, проходить обучение на комбайне или на тракторе? Принцип-то один и тот же, но специфика разная. Если идти на обучение с какими-то дальнейшими целями, ставить себе задачи на будущее – так и надо пользоваться тем, что человечество уже придумало и наработало. И заниматься современным спортом, который сам для себя выбираешь – большими формациями, групповой акробатикой, или же фрифлаем, фристайлом, скайсёрфом – надо с современной техникой. А не проходить все этапы эволюции спорта «от царя Гороха», которые потом никогда не понадобятся больше. Я помню, когда мы только начинали внедрять групповую акробатику, брали спортсменов-классиков и делали из них групповиков – проблем было очень много. Было проще взять человека с нулевым прыжковым опытом – он обучался быстрее, чем классик, который очень трудно избавлялся от своей «обратной позы», плотной группировки, в которой крутили комплекс индивидуальной акробатики. Ну это уже чисто технические и тренерские моменты.

Тогда следующий вопрос, раз уж вы упомянулифрифлай – ваше отношение к фрифлаистам и самой дисциплине вообще, и к тому, что сейчас набирают обороты вертикальные и динамические четверки?

Скажу так – это отнюдь не новое веяние. Еще в начале восьмидесятых у Владимира Гурного уже родилась идея, что пора видоизменить классический парашютизм, что одиночная акробатика рано или поздно вымрет – то есть пора сменить горизонтальные фигуры на вертикальные. Но тогда, это был 1980 или 1981 год, нас фактически подняли на смех. Пришлось много доказывать состоятельность нашей идеи, у нее было множество противников, в том числе влиятельных – и, разумеется, она «не прошла». Мы стали заниматься каноничной групповой, такой, какой она дожила и до наших дней. Но к этой идее мы возвращались, мы ее не забыли – в итоге так и получилось: одиночная акробатика перестала быть популярной, а «вертикальные» виды отвоевали себе место под солнцем: фрифлай, фристайл, VFS живут и здравствуют, и очень популярны. Поэтому я положительно отношусь ко всем этим видам – каждый из них имеет право на существование и жизнь! Возвращаемся к тому, что каждый человек должен иметь возможность заниматься тем, что ему нравится – использовать свое время, здоровье и материальные возможности на то, что ему по душе. Потому что далеко не для всех скайдайв является основной работой – это вид спорта, либо вообще вид отдыха, хобби. Пусть у каждого будет выбор.

А касательно вертикальной групповой акробатики – как вы думаете, она в конце концов вытеснит нынешнюю «напузную» групповую, или просто дополнит и будет существовать параллельно?

Я думаю, что, да, дополнит. И у того, и у другого есть и будут свои приверженцы. К примеру, изначально собирали просто большие формации. Потом появились большие формации с перестроением, и дополнили этот вид скайдайва. Возможно, когда-то в далеком будущем, вертикальная групповая и вытеснит «напузную» – если первая будет развиваться, а вторая остановится. Но пока развивается и то, и другое – и это правильно, потому что прогресс должен быть во всём. VFS – вещь сложная, интересная, зрелищная. Но это влечет за собой и усложнение подготовки – еще больше трубы, прыжков, и денег на все это. У нас сейчас, к сожалению, не то состояние общества и государства, чтобы в каждом региональном клубе была своя труба и своя фрифлай-команда. Сейчас львиная доля спортсменов занимается спортом за личные средства, в отличие от СССР.

Отсюда проистекает следующий вопрос, совершенно традиционный и почти риторический: как сделать парашютный спорт более доступным для широких масс? При том что поддержка государства, насколько мы видим, достаточно рудиментарна и зачастую касается лишь военных и ведомственных команд. А гражданский спортсмен-парашютист никому не нужен, получается.

И опять же, если серьезно задаться этой целью, то доступность на государственном уровне вполне достижима, но снова тот же вопрос – а кому это надо? На футболе можно «пиариться», это уже не игра, а средство зарабатывания больших денег в международных масштабах, а скайдайв пока до этого не дошел. Но можно ведь облегчить это финансовое бремя, нагрузку на каждого гражданского спортсмена....

В этом случае, наверняка, надо с человека что-то требовать взамен? Не просто спонсировать ему фан-джамп и удовольствие, а дотировать целенаправленный спорт?

Разумеется, я об этом и говорю. Надо создавать систему замкнутого типа, которая будет накладывать обязательства на тех, кто занимается спортом. И чтобы государство, в свою очередь, предоставляло возможность на каких-то разумных и комфортных условиях прыгать спорт. Ведь это уже было в Союзе – весь спорт, включая парашютный, был бесплатным. С государственной поддержкой.

Насколько я знаю, там был и отбор – если человек за энное количество прыжков не показал спортивного рвения и какого-то заметного прогресса, то его аккуратно «оттирали» – мол, уступи место более талантливому.

Но тут еще какой момент – там была стопроцентная возможность заниматься любым спортом для всех, кто захочет. А не только для тех, кто может и у кого есть деньги. Возьмем сегодняшнего способного молодого человека – он с тех пор не сильно изменился, не стал в общем смысле менее талантливым, а вот финансовой возможности попасть в желаемый спорт (к примеру, в тот же парашютный) он не имеет. И спорт-то сам от этого лучше не становится, а зачастую и вовсе только хуже, я имею в виду спорт достижений – потому что человек может иметь хорошие способности, но не иметь возможности прыгать, в итоге оставаясь за бортом. Вопрос о господдержке, с одной стороны, несложный, а с другой – весьма многогранный. Повторюсь, здесь же нет ничего нового – это было, и это работало. Поменялся только подход. Во главу угла поставили не те приоритеты.

А что скажете касательно управляющих и регулирующих организаций? У нас есть ДОСААФ и ФПС (берем в расчет именно сегодняшний их вид, а не советский), а «у них» - USPA. Есть ли какие-то кардинальные различия в принципе их работы, и какую систему Вы считаете более жизнеспособной и практически полезной? Есть ли возможность довести ФПС и ДОСААФ до уровня реально функционирующих структур, а не чисто номинальных, каковыми они фактически и являются сейчас?

Сейчас у нас в стране особый бич – чрезмерное увлечение посредническими функциями и должностями, в том числе и в общественных организациях; стремительно увеличивается количество чиновников и новых должностей. Насколько я помню, пару лет назад, когда избирался новый президент Федерации – там запросили 12 вице-президентов! В итоге, правда, остановились на шести. У меня в течение 20 лет были проблемы с чиновниками, и мне приходилось работать напрямую с FAI. Приводил в пример Национальный аэроклуб США. Он состоит из трех человек – один отвечает за внешние связи, другой за внутренние, третий курирует развитие спорта, проведение мероприятий и их сопровождение от FAI. Всё! Вот отлично работающая структура. Зачем держать раздутый штат, в котором, по сути, делом-то заниматься некому – как пресловутые топ-менеджеры на АвтоВАЗе, которых несколько десятков? Поэтому я больше склоняюсь к «их» системе организации, потому что «нашей» ранее я наелся достаточно. Не потому склоняюсь, что она «их» - а потому, что она работает, и работает эффективно.

Ну и под конец нашей беседы, если позволите, несколько личных вопросов. Судя по тому, что вы поведали из своей жизни – в спортивной и инструкторской карьере не обошлось без неоднократных «обломов», когда хотелось все проклясть и бросить. Как вы справлялись с этими явлениями?

Да, увы, весь мой путь уставлен, образно говоря, бетонными стенами немалой толщины и немалой же высоты. 99% этих «стен» мне приходилось разбивать. А смысл в чем – когда тебя «обламывают», как вы выражаетесь, ты становишься только крепче. Появляется интерес добиться своей цели, несмотря ни на что. Ты становишься жестче, это заставляет держать себя в форме, придумывать варианты, искать «невозможные возможности», находить какие-то «скрытые резервы» — и это интересно, это придавало сил, всегда было любопытно – а сумею ли я победить и в этот раз?

Полагаю, задавать вопрос «а не жалеете ли вы о том, что отдали всю свою жизнь парашютизму», смысла нет.

Нет =)

Ну тогда такая формулировка: гипотетически, даже есть знать наперёд всё то, что вы в жизни совершили, через сколько проблем прошли по этому тернистому пути в много десятилетий – свернули бы куда-либо в другую сторону? Или всё равно победили бы самого себя и занимались этим делом?

Я думаю, что да, победил бы. На любом пути, если он амбициозен, если его цель высока – будет много проблем, сложностей, всегда будет необходимость принимать решения и порой действовать нестандартно. Так что я ни о чем не жалею.

А были ли моменты, когда реально хотелось все бросить и «завязать» со спортом – заняться, к примеру, бизнесом или чем-то иным, не связанным с парашютизмом?

Были, конечно, и не раз. Например, когда уволился из армии – я года полтора-два не появлялся вообще нигде. Думал «куплю себе фуражку с большим-большим козырьком, и надену ее покрепче, чтобы неба не видеть», настолько было все печально. Но друзья поддержали в нужный момент, я переборол себя – и вернулся.

На самом деле, я не покривлю душой, если скажу, что очень и очень многие спортсмены благодарны вам за эту несгибаемость, за то, что находите в себе силы возвращаться в спорт – и все эти люди надеются, что вы продолжите свой путь и свою рекордную историю. «Путеводных звёзд» в нашем отечественном парашютизме сейчас не так уж и много, а когда выбираешь себе некий вектор развития – нужен личный пример, нужна «глыба», за которой хочется пойти. И если вы всё-таки сдадитесь – очень много людей опустят руки и потеряют нечто важное для себя. Расскажите о перспективах на ближайшие годы – будет ли куда влиться молодым «формацевтам», мечтающим о достижениях?

Сейчас мы, не побоюсь этих слов, являемся свидетелями второго рождения российских больших формаций. За плечами — Рекорд России 2016 года, очень трудно и мучительно рождавшийся, но всё-таки воплотившийся в жизнь. Он был крайне примечательным в том плане, что больше чем наполовину состоял из «молодой крови» — из прогрессирующих спортсменов, прыгающих сравнительно недавно. Это молодые люди, которые даже в наше тяжелое время нашли, чем вдохновиться, ради чего вложить свои силы, нервы, и, разумеется, немалые деньги. Они поставили спортивные амбиции и, если можно так сказать, «парашютный патриотизм» выше финансового вопроса. Было очень трудно, но в крайний день рекорда, наконец, всё сложилось так, как должно было. В следующем году перед нами стоит глобальная цель (а какие еще задачи достойно того, чтобы их достигать, если не глобальные?): вернуть России звание мирового лидера в больших формациях. Наш план - 222-way с перестроением, что, в случае успеха, станет не только новым российским, но и однозначным новым мировым рекордом. Прошедший рекорд показал, что люди, способные это сделать, способные стать рекордной командой — есть. Они поверили в свои силы, увидели, что вместе они без преувеличения могут всё. И я думаю, что очередная страница отечественной рекордной истории станет по-настоящему звёздной.

Это весьма отрадно слышать. Ну и осталась буквально пара вопросов. Вот скажите, гипотетически, если бы вы пришли в парашютный спорт, предположим, пять лет назад, в 2010 году – когда скайдайв в России уже давно стал полностью коммерческим – куда бы вы пошли, чем бы занимались, какой бы вектор наметили? То есть интересно ваше видение того, как построить жизненный путь спортсмена-парашютиста в сегодняшних реалиях.

Я об этом не думал, если честно. Разумеется, в первую очередь, я бы исходил из собственных возможностей. Ну и, наверное, постарался бы сломать нынешнюю неповоротливую организацию спорта, и попробовал выстроить новую. Сейчас, к сожалению, все вопросы рассматривают через призму «бабла». Это неправильно. Что касается спорта и отношения к этому спорту – оно должно быть другим, во главе угла должны стоять отнюдь не финансовые приоритеты, а задачи спорта. А люди – преданные делу, честные, энергичные – они появятся. Они есть, никуда не делись. И прошедший рекорд — тому ярчайшее доказательство.

А это уже, кстати, следующий вопрос. За всю вашу прыжковую карьеру, с 1974 года, что составляет уже больше сорока лет – как изменился спорт и как изменились сами спортсмены-парашютисты? Характер людей, настрой, отношение к спорту – что поменялось, и в верную ли сторону мы идем?

Ну по организации спорта – если честно, идем в тупик. Систему надо менять. А что касается самих ребят, молодежи – они, в духе времени, стали более прагматичны. Они быстрее прогрессируют – опять же, современность дает свои плоды технического прогресса, что не может не сказываться. Есть аэротрубы, есть фото- и видеоматериалы, по которым можно учиться – конечно, это сильно ускоряет прогресс и делает освоение навыков более качественным. Отношение к делу – тоже поменялось в каком-то роде. Главный минус в этом отношении – то, что куда-то ушел патриотизм. Собственно, при отсутствии его подпитки это и немудрено. А сами ребята-парашютисты – они хорошие, и всегда были хорошими. Они не виноваты в том, что сейчас в них нет каких-то мощных патриотических проявлений.

Вот в крайние годы наблюдается некий подъем в этом деле – я думаю, что патриотизм в обществе наконец-то начнет расти, а это не может не дать положительного эффекта, влияния на уровень развития и популярность нашего спорта. Патриотизм в былые времена давал очень мощный толчок, стимул – не просто приехал, заплатил и прыгнул, а показал результат, и задумался о том, чтобы в следующий раз показать лучшее достижение – превзойти своих коллег, превзойти спортсменов из других стран, воплотить свою национальную гордость в спортивные результаты. Если будет эта составляющая мотивации – она очень сильно поможет, и в некоей мере нивелирует остальные трудности, потому что будет стимул их преодолеть. Народ у нас хороший, рабочий, способный. Если есть задача, есть цель и есть искреннее желание её достичь – то путь к этой цели найдется всегда. Это я видел сам, и в это не просто верю – я это знаю.

Коллектив Skycenter сердечно благодарит Александра Валентиновича за столь подробное и детальное интервью – мы надеемся, что оно станет новым мотиватором для наших читателей, чьи амбиции в парашютном спорте еще ждут своей реализации.

И, разумеется, в следующем году мы будем следить за рекордными попытками установить под руководством Александра Валентиновича новое мировое достижение в классе больших формаций – российскую формацию 222-way с перестроением. Еще раз поздравляем всех рекордсменов нынешнего года, желаем удачи и настойчивости рекордсменам будущего и «держим руку на пульсе»: мы с вами, гордость и элита парашютной державы!

Автор: Григорий Титов

Если вы считаете эту статью интересной и полезной, поделитесь ею в социальных сетях на личной странице или в вашей группе. По всем интересующим вопросам можете обращаться по адресу info@skycenter.aero
С уважением Ваш Skycenter